Proverka Gogetlinks 5782104359
Главная » Звезды » Крис Хемсворт: «В детстве мне сильно доставалось от кенгуру»

Крис Хемсворт: «В детстве мне сильно доставалось от кенгуру»

Крис ХемсвортВ фильме «Тор». 2011 г. Фото: REPORTER/EAST NEWS

Не все актеры, воплощающие на экране брутальных и благородных героев, на самом деле таковыми являются. Но 34-летний австралиец Крис Хемсворт — тот редкий типаж, кто в реальности еще более крут, чем его самые наикрутейшие герои. И главное — что тоже, кстати, редкость — так же хорош собой, как и на экране!

— Крис, вы производите впечатление бесстрашного мужчины, который ничего и никого не боится, мачо, одним словом. Вспомните, когда вы последний раз были напуганы до чертиков?

— О, это уже давно было! Когда женился и семью завел! (Смеется.) Было страшно, но не потому, что я хоть одну минуту сомневался, хочу ли жениться. (Крис женат на испанской актрисе и модели Эльсе Патаки. Она была известна своей ролью в «Форсаже», работами в испанских фильмах и на телевидении. Эльса старше Криса на семь лет, ей 41 год. — Прим. ред.) Просто появилась огромная ответственность. За детей. Вдруг не сумею стать хорошим отцом? А так-то я к этому времени оставил в прошлом все свои холостяцкие и донжуанские замашки: алкоголь, вечеринки, женщин. 

Все это осталось в прошлом в Австралии, когда я снимался там в сериалах, в том числе очень популярных — «Соседи», а потом в шоу «Домой и в путь» (это шоу длится 30 лет подряд, в нем отметились многие ныне знаменитые голливудские актеры родом из Австралии. — Прим. ред.). Я же только в 2009 году приехал в Америку — позвали сниматься в фильме «Большие деньги», а Джей Джей Абрамс захотел меня в своем перезапуске «Звездного пути» задействовать. И одновременно помог «устроиться» в картину «Идеальный побег». 

Тогда, до появления «Тора» в 2011 году, где я получил главную роль этого самого нордического супергероя, голливудские критики писали, что, мол, меня «заталкивают в Голливуд, как пушечное мясо». Что-то в этом духе. В общем, с Эльсой я познакомился на занятиях у преподавателя английского, где мы избавлялись от акцента — я от австралийского, она — от испанского. Спустя девять месяцев мы с ней поженились.

— Страх оказаться плохим отцом уже доказывает, что вы им не являетесь… (У Криса и Эльсы трое детей: шестилетняя Индия Роуз и близнецы Саша и Тристан, им четыре года. — Прим. ред.)

— Что ж, подгузники я научился менять быстро. В зависимости, конечно, от того, насколько там все плохо в них! (Смеется.) Если серьезно, то когда-то мы с Эльсой решили, что не станем расставаться больше чем на две недели. Потом две недели перешли в три недели. И так далее. И это очень суровое испытание. Для меня как отца. И детей, конечно. Раньше я выходил из дома, и дети начинали плакать. У моей дочки дрожала верхняя губка, и мои глаза наполнялись слезами. От чувства вины и беспомощности я начинал рассказывать о подарках, которые привезу им. И вскоре превратился в своего рода Санта-Клауса — они стали меня встречать вопросом, что я им принес! Я вижу, как Эльса готовит их к моему возвращению, буквально за секунду, как войду, она говорит: «Пожалуйста, не забудьте прежде всего сказать папе, как вы его любите». Но они уже ждут подарков и больше ничего… Привыкли к моему отсутствию и провожают меня не моргнув глазом: «О’кей. До скорого, па!» Это страшно меня пугает…

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter