Proverka Gogetlinks 5782104359
Главная » Звезды » «Я понимал, что мне совершенно некуда идти, и тут раздался звонок с предложением пойти на “Фабрику звезд”»: Доминик Джокер о дороге к успеху, творчестве и любви

«Я понимал, что мне совершенно некуда идти, и тут раздался звонок с предложением пойти на “Фабрику звезд”»: Доминик Джокер о дороге к успеху, творчестве и любви

03.03.2018

Woman.ru продолжает рубрику «Реальные истории», в которой обычные люди делятся с нами непридуманными сюжетами из своей жизни. На сей раз своей историей с нами поделился певец и продюсер Доминик Джокер. Зачастую зритель видит только обложку, а остальное скрыто от посторонних глаз. О творческом пути, непростых испытаниях, победах и неудачах, дружбе и любви Доминик рассказал Woman.ru. 

Доминик Джокер

Доминик Джокер

История моего успеха, без преувеличения, очень веселая. В шесть лет я впервые оказался на сцене и понял, что это мое призвание. Ребенком я танцевал в коллективе, руководителем которого была моя мама. Позднее создал свой коллектив, но уже музыкальный. Мой творческий путь начался с бойзбенда «2+2». Мы решили попробовать свои силы в конкурсе «Новая волна», но участие в нем обернулось для нас неудачей — мы заняли лишь девятое место. В те годы я был довольно эмоциональным и даже резким — после «Новой волны» без объяснения причин ушел из группы, хлопнув дверью. Мне хотелось перемен в жизни, и я уехал из родной Одессы в Москву.

«Я совершенно не знал, куда идти, но точно понимал, что не хочу возвращаться домой. Ночевал на Киевском вокзале, а мои родители ни о чем не догадывались».

Но вскоре ко мне приехала мама. Она — настоящая авантюристка. Так, она устроилась на работу в агентство по сдаче квартир, собрала базу недвижимости по столице и через пару дней уволилась из компании. Благодаря ее смекалке мы нашли захудалую квартиру, в которой до меня жили 12 вьетнамцев. Само помещение было больше похоже на коробку, разделенную на комнаты чуть ли не картонными стенами. Мы сделали ремонт, мама уехала обратно в Одессу, а я остался один.

Я понимал, что мне совершенно некуда идти. Лежал, жалел себя, смотрел в потолок и прокручивал разные мысли в голове. И тут раздался звонок. На проводе был сам Игорь Яковлевич Крутой: «Доминик, мне предложили возглавить “Фабрику звезд”. Ты пойдешь?» (знакомство Доминика Джокера и Игоря Крутого произошло на «Новой волне», — прим. Woman.ru). Я сказал ему, что не готов участвовать в проекте, и чуть было не совершил главную ошибку в своей жизни. Он возмутился: «Твоя группа распалась! Ты сидишь дома!». Я парировал: «Вы знаете, я пишу песни сам…». На что Игорь Яковлевич ответил: «Пишешь сам — пиши. Но пойми, чтобы спеть мою песню, нужно сильно постараться. А ты отказываешься!». И тут меня осенило, насколько бездумны мои слова, и я решил пойти на кастинг проекта.

Еще до «Фабрики звезд» я успел поработать с Тимати, Dino МС 47, Настей Кочетковой, и мой сольный альбом на тот момент был уже практически готов. Никто из нас не сказал друг другу о том, что пойдет на проект. В третьем сезоне «Фабрики звезд» победил мой дальний родственник и близкий друг Никита Малинин. Еще в самом начале он узнал о моих сомнениях и заявил: «Ты что, дурак? Тебе нужно соглашаться! А на кастинг я схожу вместе с тобой, заодно проведаю съемочную группу». В итоге на прослушивании мы сталкиваемся лицом к лицу с Тимати и Кочетковой. Каждый из нас растерялся и не знал, что сказать. Тимати выпалил: « Я Кочеткову привел!». А мне ничего не оставалось, кроме как ответить: «А я с Никитосом пришел». В этот момент к нам подошла девушка и выдала три номера — 273, 274 и 275. Выглядела эта ситуация, конечно, очень забавно. Должен сказать, что Игорь Яковлевич Крутой поступил очень мудро — он собрал на своей «Фабрике звезд» ребят, которые уже пробовали свои силы на сцене, но у них что-то не получилось. Практически весь состав четвертого сезона знал вкус славы и то, как тяжело она дается.

«Я шел на «Фабрику звезд», чтобы изменить свою жизнь, переключиться на что-то новое, и не прогадал»  <br>

«Я шел на «Фабрику звезд», чтобы изменить свою жизнь, переключиться на что-то новое, и не прогадал»  

Буквально через час после того, как попадаешь под прицелы камер, забываешь об их существовании. Мы творили, что хотели, — бегали голыми, устраивали вечера матерных анекдотов, игнорировали режим. В какой-то момент съемочная группа поняла, что с нами нужно что-то делать. По утрам нам стали включать песню Эдиты Пьехи «Наш сосед». На повторе проигрывалась одна и та же фраза: «В нашем доме поселился замечательный сосед». Конечно, на двадцатый раз в Стаса Пьеху летели подушки (улыбается). Нам всегда было очень весело — мы никогда не ссорились, шли одной командой, и зрители поверили в честность того, что происходило на экране. В тот период я придумал фрагмент песни «Потому что мы — банда».

В самом начале проекта Игорь Яковлевич дал понять, что мы с Тимати — два схожих типажа, и через три недели (на третьей неделе проекта начиналось зрительское голосование, — прим. Woman.ru) он выставит обоих в номинацию. Изначально я не хотел выступать в составе коллектива. Предыдущий опыт наложил определенный отпечаток, и в моей голове были мысли только о сольном творчестве. Но Тим убедил меня. С ним вообще хорошо идти рядом по жизни — он легко переживает любые трудности, никогда не паникует и спокойно расставляет приоритеты. Так, мы решили стать «Бандой» — фрагмент моей песни дал идею для названия коллектива.  

Настал день номинации — ребята решили схитрить и разделили голоса поровну, но решающее слово было за Юрой Титовым, который и оставил Тимати. Я ушел с проекта, вернулся к обычной жизни вне камер, стал смотреть выпуски по телевизору, но спустя два дня мне позвонил Игорь Юрьевич Николаев и сказал, что я должен вернуться. Меня поселили на второй этаж, где целую неделю я создавал трек «Мама, я люблю тебя» для Насти Кочетковой. Ей не сказали, кто будет петь с ней в дуэте. Так, меня посадили в зрительный зал, а во время эфира я вошел в кадр. После этого ребята потащили меня в дом и решили оставить ночевать. С того момента и до самого финала я жил с ними. А потом начался наш полуторагодовой тур. Я шел на «Фабрику звезд», чтобы изменить свою жизнь, переключиться на что-то новое, и не прогадал.

Слава буквально свалилась на нас. Вспоминаю одну забавную ситуацию — меня забыли на площадке. Я переодевался после выступления и задержался в гримерке, а когда вышел из нее, понял, что остался один. Только уборщица преклонного возраста натирала полы. Я поинтересовался у нее: «Где все?». Она пробурчала: «Уехали!». И захлопнула за мной дверь. Я оказался на улице среди толпы восторженных фанатов — каждый пытался потрогать меня и оторвать кусок от моей одежды. Мне не оставалось ничего другого, кроме как бежать (смеется). Конечно, такие моменты не всегда приятны, но это часть моей работы, и к ней нужно относиться с пониманием.

«Приходится мириться и с негативной стороной популярности. Но, признаюсь честно, я даже радуюсь хейтерам, потому что понимаю — если они есть, значит, я все делаю правильно. Первая естественная реакция любого человека на что-то интересное и хорошее — зависть».

Когда я слышу крутую песню, думаю: «Как жаль, что ее написал и спел не я». И только потом эти мысли трансформируются в наслаждение прекрасно написанной музыкой. Если у тебя нет хейтеров, то стоит задуматься. Ты же не доллар, чтобы всем нравиться. Так, недавно я участвовал в телевизионном проекте, где приглашенных гостей погружали в гипноз. После этого одна часть людей писала, что им понравился эфир, а вторая — что Джокер дурак. Я читал сообщения и получал удовольствие от того, что пробудил в людях такие разные эмоции. Хуже, когда ты не вызываешь у общества никаких чувств.

«Многие музыканты говорят о том, что с годами планируют прервать артистическую деятельность и посвятить себя продюсированию или бизнесу. Но я не могу жить без сцены и мандража перед выступлением»

«Многие музыканты говорят о том, что с годами планируют прервать артистическую деятельность и посвятить себя продюсированию или бизнесу. Но я не могу жить без сцены и мандража перед выступлением»

Однажды мне написал незнакомый парень: «Доминик, как ты можешь создавать свои треки, когда существуют такие артисты, как Майкл Джексон и Мадонна!». Я даже не стал с ним ругаться, а просто ответил, что пишу музыку не потому, что хочу, а потому, что не могу не писать. Невозможно дойти до конца пути, если будешь останавливаться и кидать камень в каждую гавкающую собаку. В моей жизни никогда не было переломных моментов — я всегда знал, что буду заниматься музыкой до конца своих дней, и понимал, что это мое призвание.

В 2007 году произошла трагедия с Ратмиром Шишковым (участник группы «Банда» погиб в автокатастрофе, — прим. Woman.ru), которую мы с «Бандой» не смогли пережить все вместе. Горе как соединяет людей, так и разъединяет. Я принял решение уйти со сцены и еще долгое время не был готов к тому, чтобы вернуться обратно. С головой окунулся в сольное творчество, готовил альбом, писал песни «Сливкам», «Отпетым мошенникам», Владу Топалову, Лолите. Вырабатывал свое музыкальное направление. Я не считал нужным тратить силы и энергию на борьбу с конкурентами и не хотел быть суперпопулярным артистом, находящимся в топе музыкальных чартов. Я всегда считал, что чем ярче человек горит, тем быстрее он сгорает.

«Я хочу создавать не модное, а вечное, и всеми силами стремлюсь к этому. Так, трек «Плачут небеса» живет уже 13 лет, «Если ты со мной» — шесть лет, «Такая одна» — три года. По-моему, лучше выпускать что-то стоящее редко, но твоя работа будет проделана качественно».

Возможно, у меня завышенные требования к самому себе, но мне так спокойнее. Многие музыканты говорят о том, что с годами планируют прервать артистическую деятельность и посвятить себя продюсированию или бизнесу. Но я не могу жить без сцены и мандража перед выступлением. Некоторые люди считают волнение чем-то отрицательным, а для меня это бальзам на душу. Если ты перестаешь ощущать его, стоит задуматься. Значит, твоя деятельность превращается в ремесло.

С годами вокруг меня собралось такое количество талантливых музыкантов, что я решил создать собственный лейбл. Сегодня в нем нет руководителя — только единомышленники, которые представляют команду, собранную из близких друзей и родственников. Лейбл — наше творческое детище. В ближайшее время мы планируем выстрелить с LIL’ ARCHI и Катей Кокориной. Я всегда считал, что молодые и одаренные музыканты заслуживают того, чтобы мир услышал их. У меня нет чувства непризнанного гения — я с удовольствием работаю с молодыми артистами и композиторами. Мне интересен любой синтез — чем больше талантливых людей собираются вместе, тем круче и качественнее получается результат. Так, на сегодняшний день у Кати записано несколько треков, среди которых песни «Сердце на части», «Долго» и «Знаешь».

Екатерина Кокорина и Доминик Джокер

Екатерина Кокорина и Доминик Джокер

Изначально мы познакомились с Катей на проекте «Битва хоров». Я воспринимал ее исключительно как творческую единицу, а она меня — как наставника. На тот момент в моей семье произошел разлад, и я полностью погрузился в работу. Мы с моей бывшей супругой Альбиной решили прекратить совместное проживание. Первое время я переживал за детей (у Доминика два сына — Мартин и Маркус, — прим. Woman.ru), но все сложилось как нельзя лучше. Сегодня у нас прекрасные отношения с Альбиной, а мальчики любят проводить время со мной и с Катей. Многие считали, что именно она стала причиной моего ухода из семьи, но мой брак прекратил свое существование задолго до того, как мы с Катей заинтересовали друг друга. После окончания проекта «Битва хоров» хор, руководителем и наставником которого я был, отправился на Олимпиаду в Сочи. В течение всего соревновательного сезона мы встречали и провожали спортсменов двумя треками — «Взойди на Олимп» и «Путь». 

Хор выступал по 8-10 раз в день, так что во время Олимпиады было не до романтических отношений, но в этот период все ребята сплотились и подружились. Катя была ответственной за прилежное поведение хора, но его сложно было назвать примерным. Затопленные ванные комнаты и номера, легкие злоупотребления алкоголем втайне от меня — все это было неотъемлемой частью пребывания ребят в Сочи (смеется). Катя до сих пор шутит, что я специально выстроил такую систему общения с хором, при которой выглядел добрым и положительным персонажем, а она — настоящей стервой, ведь именно ей приходилось всех отчитывать. Каждое утро я поднимал всех со словами: «Где Кокорина!? Где хор?!». Мне такая форма общения очень даже нравилась (смеется).

После Олимпийских начались Паралимпийские игры. На тот момент Катя подружилась с нашим директором Юлей, и однажды мы решили сходить поужинать втроем. В последний момент Юля поменяла свои планы, и Катя осталась в ресторане наедине со мной.

«В тот вечер после продолжительного разговора с Катей я понял, что она нравится мне не только как творческая единица, но еще и как девушка. Катя до этого дня тоже расценивала меня исключительно как наставника и совершенно не воспринимала как мужчину».

Некоторые считали, что наши отношения с Катей — не что иное, как пиар. Наверное, правда — все средства хороши, когда нет других рычагов воздействия. Даже черный пиар. Но я обхожу подобные методы стороной и всегда говорю и делаю только то, за что смогу ответить. Да и в целом могу назвать себя положительным персонажем — мамы отпустили бы своих дочерей со мной в кино (смеется). Безусловно, у меня есть свои тараканы в голове — вспыльчивость, резкость. Но я стараюсь культивировать в себе доброту. Только сильный человек в наше время может быть добрым. Не заметить или пропустить мимо ушей какую-то колкость — достаточно серьезный признак внутренней силы.

«Она думала, что я проверяю ее, но в тот момент меня просто захлестывало мужское счастье. Мне хотелось удивлять ее, я и сам получал настоящее удовольствие от того, что происходило» 

«Она думала, что я проверяю ее, но в тот момент меня просто захлестывало мужское счастье. Мне хотелось удивлять ее, я и сам получал настоящее удовольствие от того, что происходило» 

Первое время мы с Катей слышали много разных нареканий в ее сторону по поводу того, что она разрушила мою семью. Некоторые считали, что Катя отхватила себе удачную партию. Но, поверьте, я не самый лакомый кусочек — ни в быту, ни в жизни (смеется). Да и какое-то движение в творчестве Кати началось только спустя год наших отношений. Она думала, что я проверяю ее, но в тот момент меня просто захлестывало мужское счастье. Мне хотелось удивлять ее, я и сам получал настоящее удовольствие от того, что происходило. Мы много путешествовали, но даже во время интересных поездок появлялось ощущение, что упускаем что-то, и всегда начинали писать тексты и обсуждали творческие планы.

Творчество — то, что связывает нас. Сегодня мы смотрим в одну сторону — вместе пишем тексты, музыку, записываем друг другу бэки в студии. В процессе этого мы уже не парень и девушка, а две музыкальные единицы. Так, буквально несколько дней назад у Кати вышел трек «Долго», который создавался еще с несколькими ребятами с нашего лейбла. Это песня о зарождающихся отношениях, в которых люди не могут долго существовать раздельно.

Сегодня многие гонятся за модой и выпускают треки, которые мгновенно выстреливают, но так же быстро изживают себя. А Всемирная паутина только способствует быстрой смене популярных на данный момент направлений в музыкальной индустрии. Мы же делаем музыку, которая близка нам в душе и может вызвать те же эмоции у других людей. Наша главная задача — стремиться выпускать не просто продукт, а то, что могло бы жить вечно.

Пелагея отреагировала на слухи о разводе

Гагарина объяснила феномен популярности Бузовой

Сестра обвинила Андрея Данилко в страшном преступлении